РОССИЯ: ДЕЛО АКРОН. КТО БЕНЕФИЦИАРНЫЙ СОБСТВЕННИК ДОХОДА

Не удержался, чтобы не поделиться отличным анализом известного эксперта по международному налогообложению Roustam Vakhitov по кейсу Акрон о непризнании бенифициарного собственника дохода. Это один из очень типичный за последние годы прецендентов для клиентов из РФ и Украины. Фактически суд не позволил применять льготную ставку налога у источника при выплате дивидендов от дочерней компании в РФ в пользу холдинговой компнании в Люксембурге, так как посчитал, что последняя не являлась бенифициарным собственником дохода. Аргументы у суда были очень сильные — налоговые органы и суд не нашли достаточного экономического присутствия.

Решил еще раз на это обратить внимание, так как все еще иногда приходится слышать такой вопрос «сколько стоит купить сабстенс»… В общем если вам ктото предлагает продать сабстенс (еще есть такие лавки), то вы должны понимать, что если хочеться пользоваться льготными ставками международных налоговых соглашений, то обычно такой купленный «пакет с сабстенс» для ваших налоговых органов в 99 % работать не будет

АНАЛИЗ ДЕЛА АКРОН

«Российский суд вынес еще одно решение по делу о бенефициарной собственности . За последние годы были вынесены десятки подобных судебных решений, но это относится к довольно недавнему финансовому 2016 году, и в отличие от ряда других дел, это не еще одно дело компании – «почтового ящика». Налогоплательщик, по крайней мере, попытался создать экономическое присутствие в Люксембурге, но налоговая служба и суд не убедились, что эта цель была достигнута.

Более детальный анализ:

Акции российской компании принадлежали нескольким кипрским компаниям. По-видимому, налогоплательщик почувствовал, что ему может быть трудно создать экономическое присутствие на уровне Кипра, и решил передать акции российской компании люксембургским холдинговым компаниям, где налогоплательщик нанял 3 местных директоров.

Однако применение пониженной 5% — ной ставки налога на дивиденды в России при распределении дивидендов в компании Люксембурга былы оспорены российскими налоговыми органами на том основании, что получатель дивидендов не является обладателем фактического права на доход (ФПД), что является условием применения пониженных ставок налога на дивиденды в соответствии с российскими соглашениями об избежании двойного налогообложения. Таким образом, компании в Люксембурге не могли воспользоваться 5% — ной ставкой и необходимо было применить 15% — ный налог у источника.

Доказательства отсутствия ФПД по мнению налоговых органов включали в себя следующее:

— Директора компаний в Люксембурге были профессиональными поставщиками трастовых услуг
— Передача акций российской компании от кипрских собственников люксембургским произошла незадолго до распределения дивидендов
— Отсутствие бизнес-цели и необычные условий передачи российских акций, например, 9-летняя отсрочка в уплате покупной цены
— Нерыночная зарплата директоров, например, только один из них, как представляется из решения, работал по трудовому договору с годовым вознаграждением примерно в размере 6000 долларов США.

Учитывая вышеизложенное, российский суд вынес решение по делу в пользу налоговых органов. Хотя это решение суда первой инстанции, но оно вряд ли будет отменено, если налогоплательщик решит подать апелляцию.

ССЫЛКА НА РЕШЕНИЕ СУДА:
https://multimedia.getresponse.com/getresponse-Sm2AE/documents/fc7aca26-f757-41ea-b59c-494ee5b28d4c.pdf?fbclid=IwAR12SvBu0HXXEhfLKXWdc8Q7N-SP-b5cigbEScP6m0G_9cDigjSAnPzt8TA

 

Выводы:

1. Для получения льгот по договору об избежании двойного налогообложения фактически требуется создание операционного бизнеса с необходимым количеством квалифицированных сотрудников, работающих полный рабочий день. Если это неосуществимо, то существует целый ряд других решений, но найм директора трастовой службы с годовой зарплатой 6000 долларов США определенно не является одним из них.

2. Стоит отметить, что российские налоговые органы ставят под сомнение не только ФПД, но и деловую цель сделки. Это напоминает об актуальности теста основной цели (Principal Purpose Test MLI), который начнет действовать в рамках наиболее часто используемых российских соглашений об избежании двойного налогообложения с 2021 года. Однако на практике мы видим, что этот тест эффективно применяется к финансовым периодам еще с 2016 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *